Название: Надеюсь, ты меня сможешь простить
Фэндом: Таня Гроттер
Автор: Mistress
Пейринг: ЖЖ/НЖП
Рейтинг: PG-13
Размер: драббл
Жанр: Drama, Romance
Тип: гет
Дисклеймер: персонажи Емцу
Предупреждение: возможен ООС
Статус: закончен
Размещение: запрос отправлен

"Была у меня такая из лопухоидов. На первом свидании сказала, что любит футбол и бокс, а читать терпеть не может. Курила. Отпила пива из моей бутылки и вообще была круче Гималаев. А потом мы поссорились. И что выяснилось? Курить не курит, пить не пьет. Футбол терпеть не может, потому что там потные дяди пинают мячик. Зато обожает Борхеса и Достоевского" (вряд ли точно, по памяти писала) - (с) ДЕ "ТГ и Колодец Посейдона"
А может, всё было немного иначе?



Всегда презрительно усмехаюсь, когда слышу слово «любовь». Нет ее. Есть страсть и секс. Удобство или привычка. Эмоциональная зависимость, привязанность. Но никак не любовь.
Так что вся жизнь – лишь череда бесконечных увлечений.  А увлечений было и будет много. Поэтому никогда нет смысла переживать. Стараться удержать. Цепляться за прошлое. Все мои девочки совершали одну и ту же ошибку. Стремились привязать меня к себе. Дико ревновали, много требовали. Часто скандалили. Сознаюсь, поводы были. Но разве не заметно, что мне плевать на выяснение отношений? Молча выслушаю. И уйду. Есть к кому. И всегда так было.
Но ты стала исключением. Исключением из всех правил. Я познакомился с тобой в мире лопухоидов. Решил отдохнуть на каникулах. Завести летний романчик с обычной девушкой, не опасаясь запуков и сглазов в случае чего.
В начале нашего знакомства ты показалась мне слишком бойкой. Может, даже немного грубой. Без сигарет нервно дергалась. Пила мое пиво. И вообще, что ты только не творила. Я даже немного испугался. Бойкие девицы – не мой фронт работ. Но потом случайно кое-что узнал. Ты была отличницей. Истинно «домашней» девочкой, в жизни не делавшей ничего из того, что запрещают любые нормальные родители. Недаром говорят – в тихом омуте черти водятся.
Но всё равно я удивился. И это мягко сказано. Но еще больше удивила твоя реакция, когда ты поняла, что я в курсе. Не было лепетаний, оправданий. Ты лишь молча пожала плечами. Я же больше не видел твоих «крутых» выкрутасов. Меня это заинтересовало. Но не настолько, чтобы лишать себя общества других девушек. Ты это знала. И почему-то воспринимала очень спокойно. Не устраивала ревнивых сцен или допросов. Вообще никогда. И я никак не мог понять, почему.
Потом я развел тебя на секс. Но по-прежнему ничего не поменялось. Ты так и не спешила стараться повесить мне на шею хомут из взаимных обязательств. Странно. Ты же воспитана по-другому. Умненькая девочка, отлично играющая на пианино и любящая Достоевского… Если любовь, то навсегда, а если потеряешь ее – проще умереть. Если дружба, то без предательства. Если секс, то только с любимым и только после брака.
Я не образец ума и сообразительности, так что понял всё только перед отъездом в школу. Когда сказал тебе, что уезжаю. Навсегда. Куда делось твоё привычное самообладание и выдержка? Уронила кружку. Стала сбивчиво что-то спрашивать. Нервно переставляла с места на место мелкие вещички на полке. Начался приступ астмы. Судорожно тянешься за ингалятором. А потом я заметил, что ты еще и плачешь. Тихо и беззвучно. Хочешь попросить остаться, не уходить. Но боишься.
Ты меня боишься. Вот и весь ответ. Любишь и боишься одновременно. Отсюда и странное поведение. Попытки казаться не такой, какая ты на самом деле. Старательно спрятанные чувства.
Твои слезы. Начавшиеся тихие просьбы. И мне вдруг разом всё опротивело. То, что я считал личным самоуважением и своеобразным шармом, оказалось дешевым страхом. Страхом неуверенной в себе маленькой девочки.
Я холодно попрощался и ушел. Даже не объяснил ничего.
Вернулся в Тибидохс. Тот же образ жизни, что и прежде. Я тебе ни разу не написал. А если честно, то и не вспоминал почти. Я вообще всех своих девочек точно назвать по именам и вспомнить не смогу.
Прошел год. Или два. А сейчас я стою и смотрю, не в силах всё осознать. Как-то принять. Аккуратно кладу две гвоздики у надгробия.
Ты максималистка. Если любовь, то навсегда, а если потеряешь ее – проще умереть… Но нет. Тебе хватило ума не повторить глупость сотен других людей.
Астма. Просто астма. Участившиеся приступы. Не верю, что это вышло просто так. Как не верю и в то, что ты не могла бороться. Но поверь ты – я не смогу тебя забыть. Надеюсь, когда-нибудь ты меня сможешь простить.